Google

ASEANAFFAIRS
Sign up | Log in

    ASEAN PROFILES

  ASEAN KEY DESTINATIONS

БАЛИ: БИТВА БОГОВ И ДЕМОНОВ 

Посвящается памяти немецкого архитектора Вольфа Хильберца, скончавшегося 11 августа от рака. Приступ смертельной болезни поразил его на Бали, кораллы которого он бескорыстно пытался спасти все последние годы своей жизни 

  God

Demon

Как только не называют хорошо известный и в России индонезийский остров-курорт Бали: и Островом богов, и Островом демонов, и тропическим раем…  

И все это верно, если брать отдельные аспекты жизни Бали. И, в то же время, неверно, если пытаться найти самую поразительную черту острова. Ближе всех подошел к истине первый премьер-министр независимой Индии Джавахарлал Неру, который окрестил "Утром индуизма" этот островок индуистской религии в море ислама (в самой населенной мусульманской стране мира - Индонезии - проживает свыше 200 миллионов исповедующих ислам).

  Действительно, на небольшом клочке суши с населением всего около трех миллионов человек насчитывается свыше 25 тысяч храмов. Именно храмов (то есть достаточно крупных сооружений) - ведь индуистским богам посвящены еще сотни тысяч семейных храмиков, в бесчисленном множестве разбросанных по острову. И, наверное, уже на многие миллионы пойдет счет импровизированным алтарям и жертвенникам, которые появляются просто на пляжах, дорогах или даже на тротуарах просто миллионами.

 prana

 Некоторые специалисты полагают, что принесенный на Бали с Явы много веков назад и оказавшийся там в "религиозной изоляции" индуизм сохранился в намного более чистом виде, чем в самой Индии. И уж, во всяком случае, бесспорно, что древняя религия настолько глубоко вошла в плоть и кров жителей, что стала неотъемлемой частью всей их жизни. Пожалуй, нигде в мире не уделялось столько внимания достижению гармонии между человеком и окружающей средой, как здесь. Чем в большой степени Бали и обязан своей репутации "туристического рая".

Но сейчас это единение с природой на "Острове богов" оказалось под столь серьезной угрозой, что возникают сомнения в том, удастся ли его спасти. Главный враг прежней гармонии - именно тот самый желанный массовый туризм: в этом году страна ставит задачу принять 5,5 млн. иностранных гостей, большинство из которых прибывает именно на Бали.

"Я знаю несколько случаев, когда владельцы домов, пользовавшихся огромным спросом среди иностранных туристов из-за существовавшей там удивительной атмосферы покоя и гармонии, поднакопив денег, перестраивали их в стиле "модерн". И в результате тут же лишались источника дохода", - рассказывает советник по вопросам культуры и туризма губернатора острова Агунг Прана. Выходец из обедневшего аристократического рода он родился в 1948 году в лежащей в сердце Бали деревушке Умабиан. "Ума" по-балийски означает поле, а "биан" - пальма. "И, действительно, здесь ничего не было, кроме полей и пальм, - улыбается он. - Так что я по своему детству помню, что такое настоящий Бали, которого мне сейчас так не хватает".

  Нет, он вовсе не против современных удобств и комфорта. На принадлежащих ему виллах они обеспечиваются в полной мере. Просто, считает потомок раджей некогда существовавшего в центре острова царства Менгви, подход должен быть комплексным.

"Отели должны быть дружественными не только окружающей среде, - подчеркивает Прана. - Необходимо чтобы экологически грамотный подход сочетался с не менее тщательно разработанными социальным и культурным. И непременно принимались во внимание местные традиции".

 А ведь дело уже дошло до того, что под угрозой оказалось и главное достояние "внутреннего Бали" - создававшиеся на склонах вулканов трудом сотен поколений системы заливных рисовых террас. Обслуживание туристов дает в несколько раз большие доходы, чем занятия сельским хозяйством, и крестьяне уезжают в туристические зоны.

Об угрозах уникальной культуре Бали и подделках под нее, об уничтожении окружающей среды и попытках ее спасти пойдет речь далее. Пока же немного о тех, ради кого идет этот "бой ангелов и демонов" - туристах.

 Искусство жизни на экваторе

А это именно искусство, осваивать которое приходится с азов - предыдущий опыт здесь не помогает. Но туристы из России знакомство с Бали часто представляют себе так: пожить неделю в расположенном в отгороженной от всего остального острова "резервации для туристов" Нуса-дуа отеле Лагуна, а затем перебраться еще на недельку в стоящий там же Риц-Карлтон.

birds eye 

На снимке: вид с воздуха на сплошь застроенный отелями один из туристических районов Бали. 

Между тем, как правило, все потуги строителей этих пятизвездных «казарм» создать что-то, соответствующее балийской культуре, заведомо обречены на неудачу. Несмотря на все внешнее великолепие отделки.

vila 

Туризм должен основываться на местных сообществах, говорит уже знакомый нам Агунг Прана. "Сейчас на Нуса-дуа стоят пятизвездные отели, полностью изолированные от местного населения, - продолжает он. – Ну что побывавшие там могут понять в культуре Бали?"

Между тем, основной принцип, лежащий в основе традиционной балийской архитектуры, можно было бы сформулировать так: "максимум открытого пространства, от солнца прикроемся не мешающими свободному движению ветерка навесами, и только спать будем в четырех стенах". Именно так, к примеру, выглядит традиционный дворец балийских раджей.

 Пять звезд без казармы

Prince

Тупик? Вовсе нет. На самом деле, на острове давно нашли выход из этой ситуации, и многие гости прекрасно знают это. Этот ответ прост и заключается всего в трех словах: "личная пятизвездная вилла". 

На Острове богов имеются виллы на любой вкус.

 К числу самых роскошных относятся построенные Агунгом Праной в местечке Семиньяк близ Нуса-дуа и аэропорта "Виллы Бали".

Одним из немногочисленных минусов такого варианта отдыха по сравнению с традиционным отелем является то, что здесь вам не предложат на завтрак пятнадцать сортов сыра. Впрочем, для большинства гостей это вполне компенсируется полным уединением и интимностью - ведь на территорию виллы нет доступа никому, кроме гостя или вызванной им прислуги.

Есть виллы попроще, которые вне пика сезона можно снять всего долларов за 25 в сутки. Конечно, при такой цене уже не может идти и речи как о пятизвездном сервисе, так и о том, что на территории виллы вы будете одни. Но все же и здесь вы полностью гарантированы от постоянных столкновений с толпами других туристов.

Но уж если настаивать именно на смене обстановки посредством переезда из одного отеля в другой, то перебираться надо не на переполненное туристами побережье, а в горный Убуд – старый центр искусств. В последнее время здесь появляется все больше отелей, также взявших на вооружение концепцию "пятизвездной виллы".

Одним из лучших примеров является принадлежащий престижной сети "Ориент-Экспресс" отель "Висячие сады Убуда", открывшийся всего пару лет назад близ тихой деревушки Мелингих в стороне от главной туристической трассы. Каждая из 38-ми расположенных в уединении вилл, куда попадаешь при помощи фуникулера, имеет собственный бассейн. А при желании можно воспользоваться и висящим над пропастью большим многоярусным бассейном, откуда открывается прекрасный вид на стоящий напротив балийский храм.

Но истинный шедевр разработан и построен самими балийцами - речь идет о принадлежащем семье раджей Убуда новом отеле "Роял Пита маха".  

Разговор с принцем

Coral

Сидя в резных старинных креслах на веранде главного павильона "пури" (дворца) Убуда, мы говорили с принцем Чокордой о музыке - современной и традиционной.

- Музыка - голос наших сердец, - размышлял вслух собеседник. - Вот вы говорите, что современный рок - это "фолк" городов, что он заменяет горожанам рождавшиеся в сельской местности народные песни, которые уже не всегда соответствуют ритмам души горожан. Но язык традиционной балийской музыки еще более сложен. Как современным детям оценить по достоинству гамелан (состоящий из десятков инструментов традиционный балийский оркестр)?"

С принцем меня познакомил Агунг Прана - и мать, и бабушка Чокорды были родом из Менгви - древние династии давно переплелись... - Как сохранить и защитить? - продолжает размышлять хозяин. - Как сделать так, чтобы при таком наплыве гостей из-за рубежа и мы, и они продолжали слышать голоса птиц? Часто молодежь бунтует, требуя перемен любой ценой. У нас же цель: сохранить имеющееся.

Как это ни парадоксально, - считают Прана и его единомышленники, - эффективным инструментом сохранения как традиционной культуры, так и окружающей среды может стать… тот же самый туризм, который сейчас угрожает им гибелью.

- Пирамидальная структура общества - наследие прошлого, - говорит  Чокорда. - В вершине пирамиды находится "пури", чьей обязанностью всегда было продолжение традиций. Дворец - это своего рода мост из прошлого. Но сейчас Индонезия - республика, и если хочешь продолжать существовать, то должен приносить пользу. И потому даже сейчас, в XXI веке взаимозависимость между "пури" и традиционной культурой чрезвычайно велика. Где есть дворец, там есть культура. И не только потому, что он дает художникам заказы, но и потому, что там живут и обучают других его ценители. Так что "пури", помимо всего прочего, еще и источник вдохновения...

Как это ни странно, горный Убуд одним из первых на Бали стал туристическим районом - уже в 30-е годы прошлого века. Причем в немалой степени благодаря его раджам, пригласившим, например, знаменитого Вальтера Шписа (кстати, мало кто знает, что этот основоположник модернизации балийской культуры родился в Москве). Он переехал туда, на Бали, в 1926 году из дворца султанов Джокьякарты на Яве, где художник поселился сразу после прибытия в Нидерландскую Индию, как тогда называли Индонезию. Но дело не только в Шписе, приглашали и других. Да и он сам приглашал своих знакомых с Запада - близ Убуда гостил даже Чарли Чаплин. Так и родилась объединившая балийских и западных художников ассоциация деятелей искусств "Пита маха", по названию которой семья раджей Убуда дает имена своим отелям. 

- Именно в Убуде балийское искусство раскрепостили. До этого авторы той или иной работы скрывали свои имена - картины, статуи и даже книги не подписывались, - вспоминает Чокорда. - Раньше на Бали вообще не было такого понятия, как "художник", даже слова такого не было. Все шло от сердца: занятия искусством были жертвой богам. "Пури" Убуда открыл себя обществу и иностранным художникам, но его художественная концепция основывалась на старинных традициях, и это помогло и самому обществу открыться для новых влияний. А в неспокойные времена дворцы сохраняли и спасали шедевры, и именно так возникли музеи. И уже в 50-е годы они стали местом образования и развлечения для общества. Мы должны идти в ногу со временем, сейчас нужны виллы, - вот мы и построили "Пита маху". Мы показываем гостям истинно балийские качества, начиная с еды и до картин на стене. 

 А "Роял Пита маха" уже стала смесью минимализма и традиции. Балийцы чувствуют красоту особым образом - стремление увязать здание с окружающей средой в единое целое у нас в крови. Для нас это точно такой же процесс, как подбор освещения для статуи. В результате рождается удивительное ощущение гармонии.

…Но дворец не отказался от своей роли и как центра обучения традиционной культуре. И понять это можно лучше всего, посетив один из проводящихся прямо в "пури" уроков традиционного танца для местных детей, которые посещают до 500 учеников разного возраста.

- Чем раньше они начнут, тем лучше, - говорит принц. - Тогда балийское искусство будет стоять на прочном фундаменте.  

Какое нам дело до кораллов?

По оценке главы Всемирного союза коралловых рифов (Global Coral Reef Alliance) американского океанолога Томаса Горо, смертность среди кораллов в Индийском и Тихом океанах составляет в последние годы до 90%.

- То, что происходит - настоящий подводный холокост, - говорит он.

- Если вы хотите посмотреть на коралловый риф, сделайте это прямо сейчас, поскольку нынешнее положение дел они просто не переживут, - считает и профессор британского Лутонского университета Джеймс Краббе.

Речь здесь идет не только о таких проблемах, как генетическое разнообразие и глобальное потепление. Кораллы непосредственно защищают берега от эрозии, ураганов и цунами.

Из кораллов уже сейчас добывают несколько уникальных антибиотиков, которые пока не удается синтезировать. Австралийские ученые надеются создать на их базе новое поколение болеутоляющих средств. Некоторые специалисты даже связывают с ними надежды на получение надежного лекарства от рака.

Кстати, за последние полвека более половины важнейших прорывов в области фармакопеи основывалось на обнаруженных в природе новых веществах.

 Но главное – даже не это. Хотя на коралловые рифы приходится лишь 0,2% площади Мирового океана, они являются домом для примерно трети его запасов рыбы и десятков тысяч других видов морских животных. Многие из них могут существовать только там.

- Какое дело до кораллов жителям России? – спросил автор самого Тома Горо.

- Ну, это все равно, что спросить: "А какое дело жителям тропиков, если вдруг растает вечная мерзлота по всей Сибири?" – отвечал он. – Для более чем ста других государств мира коралловые рифы являются их основным ресурсом в морском биологическом разнообразии, туризме, рыболовстве, а также защитой для их берегов. А в нашем становящемся все более взаимосвязанным мире ни одно место не изолировано от других.

Надо иметь в виду картину во всем мире, - присоединяется коллега Горо по уникальному проекту спасения кораллов Вольф Хильберц. - Интересам отдельных наций рано или поздно придется отойти на второе место перед проблемой выживания человеческого общества".

 Электричество возрождает кораллы

В небольшой рыбацкой деревушке Пемутеран на северо-западной оконечности индонезийского острова Бали дают новую жизнь кораллам.

Протянувшиеся на сотни метров причудливые купола, "мексиканские шляпы", тоннели, "грибы" являются крупнейшим и наиболее успешным на планете проектом по восстановлению коралловых рифов под названием  "Каранг лестари", что по-индонезийски означает "вечный коралл".

- В то время, когда мы приступали к осуществлению проекта, здесь уже не оставалось не только самих кораллов, но даже рыбы, - рассказывает менеджер проекта Нараяна. Бывший хиппи, покинувший США во время войны во Вьетнаме, много лет ездил по другим странам Востока, пока не попал на Бали, и уже с трудом вспоминает имя, которое дали родившемуся в штате Небраска мальчику – Рэндалл Додж.

Значение кораллов для планеты до сих пор не понимают многие прекрасно образованные люди. Так чего же ждать от рыбаков из индонезийских деревень?

- Рыбу здесь глушили взрывами, травили соединениями калия и циана, тем самым, убивая и кораллы, - говорит Нараяна.

Кораллы даже в самой благоприятной среде растут всего на полсантиметра в год. И вернуться самостоятельно в место, куда с берега попадает все больше бытовых отходов, просто не могут. Между тем, используемая "Каранг лестари" технология, предложенная Горо и Хильберцом, не только ускоряет их рост в несколько раз, но и делает более устойчивыми к стрессам.

Как и большинство открытий в наши дни, это было сделано на стыке разных наук. Оказалось, что если подать слабый электрический ток на подводные решетчатые металлические конструкции, формы которых предлагают архитекторы, то резко ускорится процесс нарастания на них слоя известняковых соединений, являющихся питательной средой для кораллов.

Выискиваемые добровольцами в окрестностях проекта отломившиеся по разным причинам куски кораллов трансплантируются на "решетки" и быстро прививаются там. Более того, каким-то образом электричество укрепляет уже имеющиеся кораллы и даже способствует их размножению: так, что они начинают ускоренно расти не только на самих находящихся под током конструкциях, но и вокруг них. …И продолжают жить и расти даже в загрязненных водах – пока не отключат ток…

- Мы готовы сделать то же самое в любом другом месте. Однако десятки миллионов долларов во всем мире тратятся на разработку систем мониторинга кораллов и достаются неповоротливым и бюрократизированным до предела организациям профессиональных защитников окружающей среды, - сетует Нараяна. - Но мониторингом кораллов заниматься уже поздно. Их давно пора восстанавливать.

 Сам проект "Каранг лестари" с самого начала проводится лишь на частные пожертвования. И продолжает существовать таким же образом и сейчас, несмотря на множество призов международных организаций по защите окружающей среды. Наряду с энтузиазмом приезжающих сюда со всего мира участников, своими руками строящих и размещающих в море металлические каркасы, их скромными пожертвованиями, деньги дают и владельцы расположенных поблизости туристических объектов.

- К моменту, когда я подключился к проекту, Пемутеран превратился в одну из самых бедных деревень на Бали. Рыбы не осталось, а земля здесь плохо подходит для ведения сельского хозяйства, - рассказывает Агунг Прана. - Я с самого начала понимал, что без поддержки местного населения не удастся добиться ничего. Выросшие кораллы будут разворованы, а завезенные мальки рыбы – тут же выловлены и проданы коллекционерам, чтобы добыть средства к пропитанию, - продолжает он.

 И пользующийся большим авторитетом на острове потомок раджей начал с того, что дал средства на ремонт местного храма, позволил открыть у себя на курорте магазин, где рыбаки продают туристам нехитрые сувениры.

- В ходе развития проекта было очень важно показать, что по мере роста кораллов рыба, действительно, возвращается, - говорит Прана. – А с ней возвращаются и туристы, создавая для местных жителей новые источники дохода – ведь мы стараемся в первую очередь принимать на работу именно их. Наконец, стоимость одной рыбки намного выше, пока она остается в море, и ей любуется множество туристов.

 Но когда большинство рыбаков Пемутерана убедилось в этом, немногочисленные "хищники" столкнулись с бойкотом со стороны всей деревни и вынуждены были отказаться от старых методов. И теперь они уже сами защищают проект от жителей соседних деревень.

 - Они поняли, что это принадлежит им и их детям, что это их будущее, - подчеркивает Прана, - и теперь на очереди - переход от рыболовства к рыбоводству, которому мы собираемся учить местное население.

- Сейчас нас зовут во множество мест, – заключает он. - И владельцы центров подводного плавания, и местные власти в самых разных уголках Индонезии начинают понимать, какие перспективы открывает столь недорогая и успешно апробированная технология. Но мы придем туда лишь тогда, когда убедимся, что местное население готово к этому.

 Михаил Цыганов, корреспондент РИА Новости в Джакарте

Нуса-дуа - Мелингих - Пемутеран - Семиньяк - Убуд - Умабиан

Read also in

English

Indonesian

Home | About Us | Contact Us | Special Feature | Features | News | Magazine | Events | TV | Press Release | Advertise With us

| Terms of Use | Site Map | Privacy Policy  | DISCLAIMER |

Version 5.0
Copyright © 2006-2017 TIME INTERNATIONAL MANAGEMENT ENTERPRISES CO., LTD. All rights reserved.
Bangkok, Thailand
asean@aseanaffairs.com